Эта тема большая, но сведем к коротким техническим деталям. Например, мы в фирме давно внедрили чек-лист для подготовки к судебному заседанию. Что такое чек-лист? Это перечень действий, которые нужно совершить при подготовке к судебному заседанию. Он состоит из двух частей: действия, которые требуют времени, — и эта часть проверяется минимум за две недели до судебного заседания; и действия, которые можно совершить непосредственно перед походом в суд, — они проверяются за пару дней до заседания.

Первый, двухнедельный лист — это, например, проверить наличие доверенности, не истекла ли она. Если ее срок закончился, то получить новую занимает время. Вдруг в этот момент генеральный директор уехал в отпуск.

Или это иностранная компания, где надо сделать доверенность, потом ее апостилировать, перевести, переслать в Россию — это все занимает время. Сейчас на многое требуется еще больше времени, с учетом того, что с февраля прошлого года многие процессы стали логистически гораздо медленнее. Это могут быть действия, указанные в определении суда о назначении дела к слушанию. Обычно в нем смотрят только на день, время и зал судебного заседания, а на остальное не обращают внимания, так как написано по шаблону. Но там периодически встречаются интересные особенности.

Например, некоторые судьи зачем-то хотят увидеть оригиналы документов. Другие судьи просят сделать сверку взаиморасчетов. У нас, например, как-то была ситуация: вычитали в определении, что судья попросила провести сверку взаиморасчетов.

Мы сделали свой вариант, отправили другой стороне, а она ничего не ответила. В судебном заседании, когда судья спросила: «А сверку взаиморасчетов сделали?» — мы сразу: «Да, мы со своей стороны сделали все возможное, вот наш проект, вот доказательство отправки ответчику, но он ничего не ответил». Все, мы сразу заработали себе минимум одно очко. То есть мы прочитали определение, выполнили, а ответчик его проигнорировал.

Также это могут быть совсем элементарные действия: не забыть взять диктофон, удостоверение адвоката, диплом о юридическом образовании, запасные ручки. Вплоть до этого. Закончилась ручка — что будешь делать? Не забыть взять какие-то специфические документы по ведению дела.
В чек-листе ставится плюс или минус либо слеш. Плюс — документ есть, действие выполнено. Минус — документа нет, действие не выполнено. Слеш — это не имеет отношения к нашему делу. Последние пять-шесть лет мы стали чек-листы адаптировать к определенным категориям дел либо к определенным судам и их инстанциям.

Соответственно, есть уже больше дюжины разновидностей чек-листов. Чек-лист — вещь крайне полезная, потому что в одном из 10 дел что-нибудь забудешь, и эта ошибка станет фатальной.
Ведущий юрист, который отвечает за дело, истребует чек-лист от исполнителей и проверяет первый раз за две недели до слушания, второй раз — за два дня.

Но важно контролировать этот процесс. Потому что все это разрабатывается, делается, а потом люди начинают забывать. Спрашиваешь: «Чек-лист есть?» — «Какой чек-лист? Да сейчас времени нет, сделаю завтра». Но эта система имеет смысл, только если она работает так, как была создана.

Дополнительно для подготовки мы используем и другие инструменты. Проводим репетиции перед судебными заседаниями. Правда, это нечасто происходит, потому что это крайне трудозатратный процесс. Что такое репетиция? Это когда заблаговременно, до реального слушания, мы собираемся и разбираем роли.

Ты — за нас, ты — за судью, а ты, например, представитель третьего лица. И кто-то смотрящий — он сидит и записывает свои замечания по ходу этого инсценированного процесса. Дальше разыгрывается уже сам процесс.

Желательно это делать хотя бы за два-три рабочих дня до реального слушания, чтобы оставалось время на исправление недостатков. И второе правило: когда разыгрывается процесс, он должен быть максимально близким к реальном у, то есть без всяких усмешек, отходов от правил. «Судья» проверяет явку, извещения, уточняет, есть ли ходатайства, заявления, препятствующие рассмотрению дела, — и пошли-поехали.

Очень важно не прерываться, потому что часто, когда делают такие репетиции, проходит буквально 10 минут и тут смотрящий юрист говорит: «Так, стоп, здесь неправильно, давайте обсуждать». И тогда это быстро перетекает в обсуждение дела. Естественно, обсуждение — это тоже крайне полезная вещь. Но почему важно не прерываться? Потому что надо создать полное соответствие реальному процессу. А обсуждать процесс нужно только тогда, когда закончили репетицию.

Репетиция – это проверка на прочность вашей позиции. Поэтому главная роль у того, кто за оппонента. Сюда надо ставить очень хорошего юриста, потому что его задача — разнести вашу позицию в пух и прах. И чем лучше он с этой задачей справится, тем больше пользы он вам принесет. Потому что, когда мы готовим дело, у нас замыливается глаз.

За месяц, два, три мы перестаем замечать какие-то вещи. А задача того, кто работает за оппонента, — посмотреть на дело свежим взглядом. Также очень важна вторая стадия — это разбор полетов, обсуждение того, что было. Для этого и нужен смотрящий, который все это подробно записывает, чтобы потом все слабые моменты, выявленные в процессе репетиции, исправлять.

Именно поэтому репетицию желательно проводить не впритык к реальному заседанию, а за несколько рабочих дней. Если репетицию проводить в ночь перед реальным заседанием, то это может быть контрпродуктивно. Потому что если юрист, который был в роли оппонента, блестяще справился со своей ролью, то, поверьте, вы выйдете после репетиции удрученным, без веры в победу. У вас не будет времени исправить свои ошибки. И будет только хуже. Если нет времени, лучше уж тогда идти в неведении в последний свой бой. Советуем всем, как минимум попробовать начать проводить репетиции по сложным делам. Еще совет по сложным делам — готовить тезисы своего выступления.

Почему нужно готовить тезисы?

Главная причина в том, что человек поразному воспринимает информацию глазами и ушами. Если глазами мы нормально воспринимаем всякую мелкую информацию, например, цифры и прочие детали, то ушами — гораздо хуже. Если устно спросить у человека, сколько будет 2508 + 2391, то никто не ответит. А если человек видит этот пример на бумаге, то быстро его считывает. Судьи воспринимают информацию точно так же, как и любой другой человек. Это означает, что нам надо письменную речь, которую мы готовили для восприятия глазами, адаптировать так, чтобы ее было удобно воспринимать ушами.

Устный язык менее формальный, чем письменный. А многие юристы буквально зачитывают свои тяжеловесные фразы.